Відвідування дитячих колективів

ПОСЕЩЕНИЕ ДЕТСКИХ КОЛЛЕКТИВОВ

«НЕСАДИКОВСКИЙ» РЕБЕНОК

Ситуация, при которой ребенок становится часто болеющим лишь после того, как начинает посещать детский сад, - абсолютно типична. До трех лет практически не болел, гуляли, закаляли, никогда и ничем не лечили. В три года пошел в детский сад - и за зиму пять ОРЗ... Вы уже поняли, кто виноват? Однозначно не ребенок.

Когда произносится фраза «до трех лет не болел», так этой фразой утверждается - имеем абсолютно нормального, здорового ребенка. Изменилась окружающая среда - начались болезни.

Что делать? Во-первых, признать тот факт, что невозможно начать активно общаться с детьми и не заболеть. Да вы, собственно, были к этому готовы, но не думали, что болезни будут постоянными. Постоянные болезни - значит, либо вы торопитесь с возвращением к детям после болезни, либо что-то принципиально неверно в самом детском саду (принимают больных детей, не проветривают, мало гуляют и т. д.).

Имеем ли мы возможность повлиять на детский сад? Как правило, не имеем. Можем ли поменять детский сад? Иногда можем. Но это непросто и дорого.

Можем ли мы не отвести ребенка в детский сад, если начальство на работе нас требует, да и врач не намерен продлевать больничный лист?

Не можем. Поменять садик не можем. Не отвести в садик не можем. Отводим. Заболеваем. Выздоравливаем. Отводим. Заболеваем. Вдруг понимаем, что все, на работе заработанное, мы тратим на детские болезни!

И тогда кто-то из окружающих произносит фразу: ваш ребенок «несадиковский». И все вдруг становится понятным. Работу бросаем. В садик ходить прекращаем. И действительно через 1-2 месяца перестаем быть часто болеющим ребенком.

Мы перестали ходить в детский сад потому, что мы не смогли найти нормальный детский сад.

Мы перестали ходить в детский сад потому, что мы не имели возможности восстановить ребенка после болезни.

Обратите внимание: «мы не смогли...», «мы не имели возможности...».

Вывод:

не бывает несадиковских детей. Бывают несадиковские родители.

Мы не нашли нормальный детский сад потому, что его просто не существует.

Мы не имели возможности восстановить ребенка после болезни, потому что такой возможности не предусматривают инструкции нашего педиатра и кодекс законов о труде.

Вывод:

не бывает несадиковских родителей. Бывает несадиковское общество.

Но на самом деле все вовсе не так драматично. Поскольку даже очень частые ОРЗ при правильном лечении совершенно не отражаются на здоровье ребенка.

Заболел. Увлажнили, проветрили, напоили, закапали нос. Выздоровел. Походил два дня в детский сад. Заболел. Увлажнили, проветрили, напоили, закапали нос. Выздоровел. Мы ничего опасного, плохого, вредного не делали.

Но если каждый чих - повод для назначения десятка сиропчиков-таблеточек, для издевательств под названием «отвлекающие процедуры», для инъекций антибиотиков, для тщательного обследования, для консультации десятка специалистов, каждый из которых считает необходимым добавить к лечению еще парочку-другую препаратов, - такие ОРЗ однозначное и очевидное ЗЛО и такие ОРЗ бесследно не проходят и безболезненно не перерастаются. И для такого ребенка детский сад опасен. И родители опасны. И врачи...

Если ребенок болеет ОРЗ часто, пусть даже очень часто, но выздоравливает не с помощью лекарств, а естественным образом - так пусть болеет, пусть ходит в детский сад, пусть вообще делает, что хочет.